Цифровые системы
  Гостевая книга  Форум Поиск по сайту
 
Главная Список фильмов Рецензии Сильвера Deitero Silver Элитарное Другие рецензии Релизы Ролики Биографии Портреты

Берт Ланкастер: Леопард, гулявший сам по себе  
 


Избранная фильмография

1946 - "Убийцы"
1947 - "Я гуляю сам по себе"
1948 - "Все мои сыновья"
1952 - "Пират в алом"
1953 - "Отныне и вовеки веков" (номинация на "Оскар")
1953 - "Апачи"
1955 - "Человек из Кентукки"
1955 - "Татуированная роза"
1956 - "Продавец дождя"
1956 - "Трапеция"
1957 - "Сладкий запах успеха"
1959 - "Ученик дьявола"
1960 - "Элмер Гентри" ("Оскар")
1961 - "Нюрнбергский процесс"
1962 - "Любитель птиц из Алькатраса" (номинация на "Оскар", приз Венецианского кинофестиваля)
1963 - "Леопард"
1964 - "Семь дней в мае"
1965 - "Поезд"
1966 - "Профессионалы"
1968 - "Пловец"
1970 - "Аэропорт"
1974 - "Полуночный человек"
1974 - "Семейный портрет в интерьере"
1976 - "Буффало Билл и индейцы, или Урок истории Сидячего быка"
1977 - "ХХ век"
1977 - "Остров доктора Моро"
1978 - "Иди и скажи спартанцам"
1979 - "Зулусский рассвет"
1980 - "Атлантик-сити"
1981 - "Шкура"
1983 - "Уик-энд у Остермана"
1985 - "Желтая пресса"
1986 - "Крутые парни"
1989 - "Поле грез"
1989 - "Ювелирная лавка"
1991 - "Круиз страха"

Режиссерские работы:

1955 - "Человек из Кентукки"
1974 - "Полуночный человек"

 


 


"Человек может все, что хочет, если умеет сильно хотеть"
Американский жизненный принцип

Американский миллионер Генри Форд как-то заметил: "Фатализм - это религия неудачников. У каждого в жизни есть выбор: легкая удобная дорога и тропа, полная терний. Большинство - в силу врожденной лености и привычки к комфорту - выбирают путь полегче, а потом всю жизнь жалуются на судьбу - дескать, у них не было шанса. Непроторенными тропами идут единицы - но именно они и достигают вершин". Этими словами лучше всего характеризуется жизнь и карьера великого американского актера Берта Ланкастера, человека, умевшего и любившего рисковать, никогда не устававшего искать новое и стремиться к совершенству.

А ведь в 50-е годы, на которые пришелся первый взлет его карьеры, все это было совсем не обязательно. Тогдашнему кинематографу с лихвой хватало потрясающих внешних данных Ланкастера - его красивого, хотя и грубоватого, словно выточенного из камня, лица, открытого взгляда ярко-голубых глаз, пушистых золотистых ресниц, пышного чуба, чуть застенчивой улыбки провинциала и великолепного тренированного тела спортсмена. Ланкастер мог выбирать любое прибыльное амплуа: вызывающий сочувствие гангстер - наследник традиций Джеймса Кэгни, простак из романтических комедий в духе Кэри Гранта, пират и искатель приключений a-la Эррол Флинн. Но он никогда не останавливался на достигнутом - и поиск нового в сочетании со здоровым консерватизмом всегда приводил его к успеху. Ланкастер был, пожалуй, единственным актером своего поколения, показавшим, что можно быть на экране разным, оставаясь при этом удивительно цельной личностью. Наверное, в этом и был секрет его завидного творческого долголетия: как стремительно бы не менялось кино, Берт Ланкастер всегда успевал идти с ним в ногу.

Конечно, свою роль сыграло и то, что в кино Ланкастер пришел уже сложившейся личностью - в 33 года. До этого высокий красивый парень с мускулистой фигурой и не помышлял о большом экране. Зато он сумел закалить волю и характер и сделать тело послушным инструментом в своих руках. Бертон Стивен Ланкастер родился 2 ноября 1913 года в семье мелкого нью-йоркского клерка. В отличие от сверстников, бесцельно слонявшихся по улицам, Ланкастер все свободное время проводил в спортзалах корпорации "Юнион сеттлмен хаус" - он мечтал сделать спортивную карьеру. В итоге, корпорация выхлопотала талантливому юноше специальную правительственную стипендию, позволившую тому учиться в Нью-йоркском университете. "Юнион сеттлмен хаус" рассчитывала, что впоследствии приобретет в лице Ланкастера постоянную "звезду" клуба.

Но жизнь скорректировала эти планы: в 1929 году грянул финансовый кризис, и страна погрузилась в Великую Депрессию. Правда, стипендию Бертону по-прежнему выплачивали, но жить на нее было уже невозможно. Тогда, подготовив вместе с приятелем Ником Крэветом сложный акробатический трюк, Ланкастер обратился в популярный передвижной цирк братьев Кей с просьбой "посмотреть" их и принять к себе в труппу. Ответа не последовало, но Бертон был не из тех, кто легко сдается. Бросив университет, друзья добрались до Питсбурга, где выступала труппа Кей, и добились, чтобы их номер посмотрели. Настойчивость новичков понравилась хозяевам цирка и их включили в труппу, правда, с крайне скудным жалованием - три доллара в неделю. Трюк был опасным, ставка - даже по тем временам - мизерной, но Ник и Бертон считали, что им повезло: в стране бушевала безработица, и найти хоть какую-нибудь работу было счастьем.

Тем более, что вскоре Ланкастер "пошел в гору". Его способности и яркую внешность оценила тогдашняя примадонна труппы, включившая его в свой аттракцион. Правда, чуть позже выяснилось, что на Бертона у нее были и другие планы: не прошло и года, как акробат - с благословения покровительницы - женился на ее дочери Джун Эрнст, "единственной женщине в Америке, которой удавались в воздухе горизонтальные трюки". Но, к огорчению тещи, брак не задался, и молодые расстались, - что, впрочем, не помешало всем троим остаться друзьями и партнерами.

Цирк Ланкастер бросил только в 1941 году, да и то - только потому, что серьезно повредил руку. Сначала он работал продавцом в магазине, потом - устроился в нью-йоркское концертное бюро. Поэтому, когда США вступили в войну, судьба Бертона оказалась предопределена - он попал во фронтовую концертную бригаду, выступавшую перед солдатами в Северной Африке, Италии и Австрии. На одном из таких выступлений он познакомился с администратором другой концертной группы - Нормой Андерсон. Короткий фронтовой роман обернулся серьезными отношениями, закончившимися свадьбой.

Для Бертона это был важный шаг - он стал главой семьи, не имея фактически никаких перспектив на будущее. Но тут - единственный раз - его выручила судьба. Случайный попутчик в метро, нагло разглядывавший Ланкастера всю дорогу, оказался помощником театрального продюсера, ищущим исполнителя маленькой роли сержанта. Как объяснил попутчик, от Бертона вовсе не требуется играть - для роли важна только военная выправка и мощная фигура. Неизвестно, принял ли это Ланкастер к сведению, но в результате в провалившейся пьесе он был единственным, кто удостоился единодушных похвал критики.

Этого оказалось достаточно, чтобы привлечь к новичку внимание продюсеров. Бертон получил сразу семь предложений сняться в кино. Перспективы показались начинающему актеру заманчивыми, и он взялся за дело с присущей ему основательностью: "укоротил" имя, нанял агента и в том же 1946 году дебютировал в экранизации хемингуэевского рассказа "Убийцы".

Поначалу успехи Ланкастера были скромными. После "Убийц" ему предлагали, в основном, роли страдающих гангстеров или очаровательных простаков. Его гонорары росли, но неощутимо - налоги тогда обдирали актеров, как липку. Многие, конечно, были довольны и этим, но Берт хотел идти вперед. В 1950 году он - совместно с агентом Гарольдом Хектом - организовал продюсерскую фирму "Хект-Норма-продакшинс", которая финансировала несколько разножанровых проектов с его участием - гангстерский фильм, шпионский триллер, вестерн и приключенческую комедию. Ланкастер хотел узнать, в каком жанре он будет смотреться лучше всего - и набрел на золотую жилу. Трон "короля приключений", освободившийся со смертью Эррола Флинна, автоматически перешел к нему после выхода "Пирата в алом", принесшего компании просто сказочный доход.

Казалось бы, пришло время остановиться. Берту было сорок, он был богат, невероятно популярен, а новые приключенческие ленты с его участием только упрочивали финансовое положение компании. Всегда тянувшийся к прекрасному, Ланкастер наконец-то мог позволить себе покупать картины, редкие книги, много времени посвящать самообразованию и детям. Но ему - человеку невероятной целеустремленности - всего этого было мало. В 1955 году он попробовал себя в режиссуре, но потерпел неудачу - и нашел в себе смелость это признать. Тогда на смену одной цели пришла другая: "звезда" коммерческого кино, Ланкастер решил стать великим актером.

Для начала он сменил имидж и сыграл откровенного негодяя. В "Сладком запахе успеха" любимца американских мальчишек было не узнать: его герой - чопорный, похожий на пуританского пастора, влиятельный журналист - лицемер с садистскими наклонностями и комплексом вселенского судьи, был, к тому же, одержим страстью к собственной сестре и готов на все, дабы помешать ее роману с другим. Нация, привыкшая идентифицировать актеров с их героями, была в шоке: ее "робингуд" плюнул в душу всем своим поклонникам. Фильм провалился в прокате, но Ланкастера это волновало мало - он решил ликвидировать компанию и сосредоточиться на актерской карьере.

Ради этого он отверг даже "предложение, от которого не отказываются", сделанное MGM. Студия предлагала взять его фирму под свое крыло, если Ланкастер сыграет в "фильме века" - "Бен Гуре". Но актер был тверд, как кремень: он закрыл компанию, и на свои личные деньги финансировал сатирическую драму "Элмер Гентри", где сыграл главную роль - лицемера, негодяя и пройдохи, ставшего проповедником нового "учения". Голливуду наконец-то пришлось признать мощный талант бывшего "короля приключений" - за "Элмер Гентри" Берт получил "Оскара".

Две следующие картины с участием Ланкастера тоже вызвали резонанс. В "Нюрнбергском процессе" и "Любителе птиц из Алькатраса" актер был так хорош, что его - для американского кино случай редкий - заметили и оценили в Европе. В 1962 году великий итальянский режиссер Лукино Висконти предложил ему, возможно, лучшую роль в его жизни - князя Салина в "Леопарде".

Для Ланкастера "Леопард" оказался настоящим испытанием. Вжиться в роль сицилийского князя, аристократа прошлого века было нелегко. Но еще труднее было работать с Висконти - человеком сложным, противоречивым, подчас - безжалостным. Английский писатель Арчибалд Колхан, присутствовавший на съемках, констатировал: "Ланкастер просто поразил меня. Будучи американцем, он глубже всех актеров проник в атмосферу жизни на Сицилии, в эпоху гарибальдийских войн, в быт местной аристократии. Кроме того, он был удивительно скромен: признанная "звезда", он держался, как школьник, и был готов во всем уступать Висконти".

Но зато результат поражал воображение. Князь Салина в исполнении Ланкастера излучал то великолепие умирающего класса, которого добивался режиссер, - и вместе с тем казался не "орнаментальной породой", а крупным красивым хищником - с мягкой, пугающей грацией в движениях. В нем завораживало соединение утонченности и подчас грубого животного магнетизма. По словам Висконти, у князя Салины и Ланкастера оказалось много общего - и именно это выплеснулось на экран.

Работа с Висконти придала актеру класс "звезды международного уровня", а также положила начало его "коротким романам" с итальянским кино. Впоследствии Ланкастер еще трижды появлялся в фильмах европейских классиков - в "Семейном портрете в интерьере" того же Висконти, "ХХ веке" Б.Бертолуччи и "Шкуре" Л.Кавани. Но превзойти "Леопарда" ему ни разу не удалось.

60-70-е годы многое изменили в американском кино. Пришло новое поколение актеров, а стареющим "звездам" 50-х пришлось уйти - в сериалы или "на пенсию". Ланкастер был одним из немногих, кто не просто остался, но и сумел доказать свою современность, созвучность новым веяниям, глубокое понимание проблем, волнующих молодежь. Он играл большей частью в военных драмах, но в эпоху "холодной войны" эти фильмы были, как никогда, актуальны. И то, что именно его советская сторона пригласила на роль ведущего в русско-американском проекте Р.Кармена "Неизвестная война" (у нас - "Великая отечественная"), в очередной раз доказало популярность и международный авторитет Ланкастера.

В 80-е годы актер еще раз поразил публику глубокой драматической ролью - в "Атлантик-сити" Луи Маля. Ланкастер, которому было уже за семьдесят, продолжал сниматься в двух-трех фильмах в год, изредка появлялся на телевидении. Его "роман с кино" закончился только в 1991 году, когда актера - так гордившегося своей великолепной физической формой - разбил паралич.

Берт Ланкастер был очень замкнутым человеком. Ни с коллегами, ни с журналистами он никогда не делился подробностями своей частной жизни. Известно только, что у него было три дочери и двое сыновей, один из которых был очень тяжело болен. Его второй брак длился двадцать с лишним лет, а после Ланкастер долго жил один и женился лишь в 1991 году на Сюзанне Мартин, поддерживавшей его в болезни. Режиссеры, работавшие с ним, находили его вежливым, трудолюбивым, но некомпанейским. Из актерской братии он дружил только с Керком Дугласом, вместе с которым снимался еще с 1947 года. Самым близким и преданным другом Ланкастера был товарищ его бурной молодости Ник Крэвет, которого Берт всегда тащил за собой, выбивая ему небольшие роли в фильмах, где сам снимался.

Берт Ланкастер умер в ноябре 1994 года, едва дожив до своего восемьдесят первого дня рождения. Детям он оставил приличное состояние и уникальную коллекцию живописи, а зрителям - 85 ролей в кино и легенду о человеке, который сумел стать сначала богатым и знаменитым, а потом - великим актером. Сумел, потому что умел хотеть.

Елена Цымбал

 

 

 

 
Все портреты  
 
 


Rambler's Top100 Яндекс цитирования