Главная Список фильмов Рецензии Сильвера Deitero Silver Элитарное Релизы Ролики Биографии Ретро
Гостевая книга  Поиск по сайту

"Публичная женщина" (Франция, 1984)

Режиссер -
Анджей Жулавский

В ролях -
Валери Каприски, Франсис Юстер, Ламбер Уилсон


Оценки

Общая - 7

Сценарий - 7

Зрелищность - 8

Актерская игра - 7

 

Говоря о фильмe Ангелопулоса (см. "Взгляд Улисса"), я - может быть, категорично - назвал это направление "неврастеничным кино". Но это только половина направления, его вялотекущая форма. Если говорить о буйных, то лучше всего это сделать на примере Жулавского.

Странный он человек… Родился на Украине, жил в Польше, снимает во Франции. И снимает как-то странно, рабочий алгоритм вычислить невозможно - то лет пять молчит, то за год - по два фильма. Такое впечатление, что кино для него - форма сублимации: накопилась критическая масса, побезумствовал и затих - непонятно насколько… В 90-х самым выдающимся его деянием стала беременность Софи Марсо.

Жулавский считается режиссером сугубо эротического кино (хотя в 1989 поставил оперный вариант "Бориса Годунова"). Ну, понятное дело, не в ряду с "Эммануэлью", а с "Последним танго в Париже" или "Империей чувств". Авторского кино. В "Женщине" уже на первых минутах герой-кинорежиссер разглагольствует: "Авторское кино умерло. Потому что кино только сопровождает вещи." Как-то двусмысленно, но лично. Вообще, в этой работе много личного, биографического, злободневного. Как, впрочем, и в остальных.

Просто невозможно не заметить сходство зачинов первого его непольского фильма "Главное - любить" и этого: сразу съемка - там фото, тут кино, в каком-то притоне, среди извращенцев (жалуется полячишко - что, мол, только в низких жанрах бедному эмигранту и можно пробиться). Дальше - и там и тут - идет постановка шедевра: соответственно, спектакль по Шекспиру и фильм по Достоевскому.

С другой работой - "Мои ночи прекраснее ваших дней" (1988) - аналогия иного рода. И там и здесь в любовном тандеме один обязательно ненормальный: в "Ночах" - сомнамбула, в "Женщине" - натуральный шизофреник. В обоих финалах - осознанная смерть, как выход из безвыходности любви.

И вот тут режиссер честнее - какое там творчество на фиг!.. Сдается мне, что его настольная книга - "Любовь у помешанных" Ломброзо. Если описывать одной фразой всех его влюбленных, то: они всегда в слезах, в крови, всегда орут и трахаются, как кролики. Первый раз (трахаются - в смысле) - обязательно на невыносимо грязной лестнице. (Я всегда очень жалею актрис.) Характерно, что из Достоевского автор подбирает весьма красноречивые цитаты: "В Вас есть что-то грязное, даже кровавое," - говорит актриса (она же любовница) актеру-режиссеру (он же любовник). Но даже накал страстей в "Бесах" слабоват для героев Жулавского. Исполнителю одной из ролей (Кирилова, что ли) вся съемочная группа кричит: "Еще безумней!"

Если снова обратиться к "неврастеничному кино", то можно заметить, что его основные представители принадлежат к древним народам - греки, итальянцы, etc. Народам, находящимся в критической стадии вырождения, у которых сил уже нет ни на что. (Традиционная сцена - один домогается, а второй слабо уползает в сторону, он просто не понимает, чего от него хотят.) Сегодня на кинематографическую арену вырвались более молодые - "восточные варвары". Вырождение и здесь начало разрушительную работу, но импульс, силы еще имеются. Можно обратиться хоть к порно, где "трудятся" продюсеры вроде Саши Александра или Свит Ланы и исполнители вроде Чиччолины (родом из Венгрии) и Терезы Орловской (ясно откуда) . Хоть к легальной эротике, где просто кишит восточноевропейцами: Клаус Кински (польский Сопот), поляк Валериан Боровчик, венгр Миклош Янчо, югослав Душан Макавеев. В литературе - Эдуард Лимонов и чех Милан Кундера. Характерно, что большинство из них работает в эмиграции и специализируется на всевозможных патологиях. Здесь более мягкая форма вырождения - еще чего-то хочется, но чего именно - понять никак не могут. Они находятся где-то на полпути от нормы к отклонению. Недаром главный герой "Публичной женщины" заявляет: "Я еще не совсем педераст!" (Это как?) И недаром сюжет, разворачивающийся в Париже, переполнен какими-то литовскими архиепископами, чешскими эмигрантами, французами, любящими Германию. (Трудно после такой иллюстрации не поверить пресловутому Григорию Климову, что эмиграция - лучший способ очистки нации.)

Пересказывать фильм - смысла нет. Они там, повторяю, все время орут, делают друг другу больно и в переносном и в буквальном смысле, любят одних - спят с другими, убивают и других и себя, фильм-таки сняли, но режиссер мгновенно повесился, баба (публичная которая), имея двух мужичков, осталась совершенно одна…

Главное, что я смог извлечь из (очень эстетского, следует заметить) фильма - это та самая мысль о "смерти авторского кино". Фабула - актеры невольно повторяют в жизни схему произведения, а после завершения работы не знают, что делать (и опять же повторяют роковые финалы) - явно и недвусмысленно взята автором из снятых незадолго до того работ Карлоса Сауры "Кармен" (1983) и Карела Рейша (чех по происхождению) "Женщина французского лейтенанта" (1981). Работ, в которых присутствует откровенный компромисс авторского и массового кино. Жулавский наверняка оскорбился разбазариванием высоких порывов и создал свой - авторский - вариант "высокой трагедии", вопреки злобе дня.

Самое интересное, что спустя три года во Францию приехал другой поляк - Анджей Вайда - и поставил там "Бесов", для участия в котором пригласил Ламбера Уилсона - сумасшедшего влюбленного из "Публичной женщины"…

Игорь Галкин

 

КОММЕНТАРИИ ПОСЕТИТЕЛЕЙ


ВАША ОЦЕНКА



Ваш комментарий



Rambler's Top100 Яндекс цитирования