Главная Список фильмов Рецензии Сильвера Deitero Silver Элитарное Релизы Ролики Биографии Ретро
Гостевая книга  Поиск по сайту

"Зет и два нуля" (Великобритания, 1985)

Режиссер -
Питер Гринуэй

В ролях -
Брайан Дикон, Эрик Дикон, Андреа Ферреоль, Фрэнсис Барбер


Оценки

Общая - 8

Сценарий - 9

Зрелищность - 9

Актерская игра - 7

 

Трудно вообразить себе сюжеты фильмов безумнее гринуэевских. И вместе с тем у меня ни разу не закралась мысль о его безумии - в медицинском смысле. Не может человек с расбалансированной психикой демонстрировать в каждой работе столько воли, скрупулезности и сугубого расчета. Вот Дэвид Линч - человек явно нездоровый. Он, что называется, "метет пургу". Иногда это получается красиво, иногда - сразу хочется выпить: никакого контроля за "творческим процессом" нет.

Не то у Гринуэя. Тут сбоев за 33 года возле кинокамеры не было. Сюжеты, темы, повторяю, берутся им шокирующие, уникальные. Но всякий его персонаж демонстрирует просто марксистскую последовательность и целеустремленность в своих навязчивых идеях, одержимостях и поисках. (В отличие от сомнамбул Линча…)

"Зет и два нуля" (именно так - "A Zed And Two Noughts", и никаких "Зоо", навязываемых видеопрокатчиками, видимо всерьез полагающими, что у всех остальных коэффициэнт умственного развития раза в три ниже, чем у них, видеопрокатчиков) - вторая художественная полнометражная работа режиссера. Первая, "Контракт рисовальщика" (1982), разительно отличается от крупных работ Гринуэя - просто напрашивается определение "прерафаэлитская" - и может быть сопоставима разве что с недавней "Дитя Макона" (1993). Не знаю, насколько бы преуспел режиссер, развивай он эту линию. Но свою нынешнюю славу он приобрел благодаря линии, возобновленной в "Зет и два нуля". Подчеркиваю - возобновленной.

Здесь он срастил художественный эффект большого кино с манерой своих ранних экспериментальных работ, которых наснимал (от 4-минутных до 4-часовых) за 20 лет 20 штук и которые кто-то окрестил "псевдодокументалистикой". Суть проста - берется серьезный видеоряд: хоть средства массовых коммуникаций, хоть орнитологические карты - и на их фоне густо читается текст. Я так до сих пор и не понял - то ли Гринуэй сознательно абсурдирует узкоспециализированные речи, то ли они в самом деле звучат абсурдно для непросвещенного уха. Во всяком случае, очень часто хихикаешь от этой напыщенной серьезности.

Итак - "Зет и два нуля". У двух братьев-зоологов в автокатастрофе гибнут жены. Водительша отделалась ампутацией ноги. Начинается типично гринуэевское развитие интриги сразу в двух направлениях: интеллектуальном и эмоциональном - не обязательно, а чаще просто никак не влияющих друг на друга. Братья по очереди, а затем и разом оказываются в постели калеки, она рожает двух близнецов, но проблема отцовства для всех непроблематична, поскольку выясняется, что братья родились "сиамскими", а теперь ностальгируют по былой общности. (Даже пересказывать такое неловко…)

Параллельно они тоскуют по погибшим женам и резко меняют круг своих ученых интересов - от этологии (поведение животных) переходят к наблюдению над трупами, никак себя не ведущими. Структура фильма: постановочные сцены постоянно перемежаются документальными кадрами - вначале фильм о происхождении жизни и развитии ее до самых высших форм, затем съемки самих братьев процесса разложения - опять же от низших к высшим. Тут можно проследить и расшифровку названия - от яблока (которое у нас на "я", но у них-то "apple", на "а") до зебры ("z"). Вот так просто и гниет падаль в кадре! Потом герои спохватываются, что человек-то в этот реестр не попал. После нескольких неудач они настраивают аппаратуру на "автопилот" и делают себе смертельные инъекции. Однако, съемке не суждено завершиться. Вот и получаются два нуля…

Где-то я прочел высокопарную фразу о том, что только мол, искушенный зритель может сквозь гринуэевские провокации прочесть философское содержание. Загнули… Назвать философией эстетические забавы Гринуэя трудно. Даже самый неискушенный зритель не сможет не заметить просто маниакального стремления режиссера к, скажем так, идеальному кадру. Здесь все выверено до миллиметра, все симметрично и сбалансировано. Как ни странно, визуальные традиции европейской живописи свято блюлись в мировом кино только … японскими кинематографистами 30-50 гг. (особенно К.Мидзогути и Я.Одзу). И вот теперь у них появился приемник и единомышленник. Который, кстати, в конце 90-х снял аж два фильма на японском материале. Можно вдобавок обнаружить его близость со знаменитыми Н.Осима и С.Имамура по части тематического шока. В "Зет и два нуля" пару раз поднималась тема симметрии (что японцы превратили в целую науку), где можно было услышать некое объяснение для столь странного выбора сюжета: "При разложении симметрия нарушается".

И тут можно сделать главный вывод, Гринуэй просто взял и доказал (Осима и Имамура тож), что произведение искусства можно сделать из чего угодно и о чем угодно. Достаточно уравновесить шок эстетической безупречностью. Ни на одном из его фильмов у вас не появится желания уйти, выключить, ни одна из его мерзостей не покажется таковой, а лишь необходимым компонентом произведения. И вы будете завороженно терпеть все, что он покажет.

Развлекается, наверное, человек таким образом. Но мне не мешает.

Игорь Галкин

 

КОММЕНТАРИИ ПОСЕТИТЕЛЕЙ


ВАША ОЦЕНКА



Ваш комментарий



Rambler's Top100 Яндекс цитирования