Главная Список фильмов Рецензии Сильвера Deitero Silver Элитарное Релизы Ролики Биографии Ретро
Гостевая книга  Поиск по сайту

"Смерть в Венеции" (Италия-Франция, 1971)

Режиссер -
Лукино Висконти

В ролях -
Дирк Богард, Бьерн Андресен, Сильвано Мангано, Ромоло Валли



Ссылки
 Bjorn Andersen


Оценки

Общая - 10

Сценарий - 10

Зрелищность - 10

Актерская игра - 10

 

Когда "Смерть в Венеции" был недоступен для советского подданого, я раза три перечел новеллу Томаса Манна, пытаясь вообразить, как же это может выглядеть на кинопленке...

И новелла, и фильм, в которых ничего не происходит.

Строгость, всеобъемлющая строгость, стильность Висконти, его маниакальное внимание к ничтожной детали - единственная компенсация для произведения, напрочь состоящего из вербальных реконструкций внутреннего состояния героя.

Если блюсти интересы оригинала, то фильм сразу же терпит провал. Перебранка с гондольером в начале и полноценная противоестественная страсть потом - это компетенция киноязыка. Но генезис от восхищения абстрактной красотой, обнаружения идеала до вполне чувственной любви одного к другому - кинокамере неподвластен. Мы видим банальное гомосексуальное разглядывание красивого мальчика.

Единственная удача здесь - выбор исполнителя. (В умении выбирать красавчиков Висконти не откажешь.) Юный Бьерн Андресен красив ангельской, междуполой красотой, когда он - как объект страсти - не кажется противоестественным. Фильм смог избежать эффекта отталкивания.

Это если рассуждать с точки зрения успешности экранизации.

Но едва ли это было главным для режиссера. Здесь много от него самого. Главный герой превращен из писателя в музыканта (более абстрагированное, нечленораздельное искусство), мы видим и слушаем ретроспективные его споры с друзьями - о красоте, об идеале. Одна фраза из которых: "Болезнь, зло - питательная среда для гения" (взятая, кажется, из "Доктора Фаустуса" того же Манна, чей персонаж был как раз композитором) - объясняет почти все в идее фильма.

"Смерть в Венеции" - срединный фильм в "немецкой" трилогии Висконти, в котором, как ни странно, не нашлось места миньону и протеже режиссера Хельмуту Бергеру. Его стойкий - аристократичный, но порченный - персонаж из "Гибели богов" и "Людвига" здесь как бы раздвоился: профессор Ашенбах - сама изысканность (сейчас сообщу полное имя исполнителя: Дерек Жюль Гаспар Ульрих Нивен ван ден Богерд - деваться некуда!), и юный Тадеуш - сама красота. Во внутренней системе координат Висконти они неразделимы. Хотя он честно осознает ненормальность этого союза, его обреченность.

Бедность (в данном случае!) киноязыка вынуждает внести некоторые модификации в диагноз Манна. Потом, задним числом, мы понимаем, что не такой уж и извращенец этот Ашенбах - у него была семья, счастливая семья. Бордель посещал.

В борделе-то и произойдет впервые нечто необычное. Профессор не сможет дотронуться до ангелообразной шлюхи. Т.е., с обычной женщиной и дело обычное, а вот ангелообразное требует иных отношений, куда-то смещает узаконенные природой чувства. Герой впервые ощущает двойственность: идеальность и неприемлемость объекта.

А дальше все просто - на его пути то и дело встречаются джентльмены известной направленности, как бы сужающие его выбор, подталкивающие к этому исходу. Вплоть до того, что обрабатывают в цирюльне так, что сомнений не остается - перед нами стареющий гей. (Мальчик, кажется, тоже ясно понимает, чего хочет дяденька с сияющим взором.) И тут двойственность окончательно овладевает героем - трудно разобрать: то ли его бьет в любовной лихорадке, то ли это первые признаки холеры, проникшей в Венецию.

Висконти, разумеется, защищает своего героя от вульгарных обвинений. В финальной сцене из-под его шляпы потечет не привычная для подобных сцен кровь, а ... краска для волос. Он все же не такой, как те, кто подталкивал его и не такой выход и выбор он искал. А какой? Спросить не у кого. И персонаж, и автор новеллы, и автор фильма давно ушли в мир иной.

(Интересно, а что потом стало с юным актером Бьерном Андресеном?)

Игорь Галкин

 

КОММЕНТАРИИ ПОСЕТИТЕЛЕЙ


Ну, во-первых, если говорить с точки зрения удачности экранизации, то Висконти превратил просто хороший рассказ в самое что ни есть гениальное произведение. Поэтому и изучать их лучше в обратной последовательности. В целом же, мне не встречался еще режиссер со столь утонченным эстетическим вкусом, как Висконти. Может, это оттого, что люди с нетрадиционным взглядом на любовь наделены более тонким художественным восприятием. Но вообще, господин Галкин, слишком акцентируетесь вы на гомосексуальности (не только в этой рецензии), и рассматриваете ее как некую прихоть режиссера, наносящую даже ущерб художественным качествам фильма. А однополая любовь знаете почему является весьма аппетитной приманкой для многих творческих личностей? Потому что в ней не бывает хэппи-эндов и на ней всегда лежит отпечаток трагизма. И еще она дает широкий простор для двусмысленности, а искусство вообще двусмысленно, не так ли? Почему бы уж вам не написать рецензии и на остальные фильмы немецкой трилогии? Там Висконти проводит такое глубинное исследование природы и сущности порока, какого не было, может, со времен Достоевского. Погружается в свою питательную среду, так сказать. Жду вашего ответа. И еще посоветовала бы вам не увлекаться самолюбованием и демонстрацией своей широкой эрудиции, а больше писать о самих фильмах. Просто, излишняя самоуверенность раздражает
Марлен


Я, собственно, не понял - на что именно и о чем именно я должен отвечать...
Галкин


Ваш ответ я ожидаю в форме рецензий на другие фильмы Висконти. Надеюсь, вы не слишком обиделись. Кстати вы случайно не киновед по образованию? Или это у вас хобби, простите за нескромность?
Марлен


Ув. товарищ Галкин! Если вы не знали, то прототипом манновского Ашенбаха как раз и был композитор, так что Висконти просто делает шаг назад, к оригиналу. Книга намного глубже фильма, в ней больше слоев; пример тому хотя бы многочисленные аллюзии к мифам, которые в фильме отсутствуют. Дальше... по-моему, фильм не дает ответы на вопросы, и известного направления дяденьки - это может, Ашенбах их такими видит? может, они вообще нормальные?... те. е камера в фильме - это Ашенбах, это его восприятие Венеции, окружающих людей, Таджио в том числе. Тогда вопрос: соблазняет ли Таджио Ашенбаха намеренно? - остается без ответа. Может, это нарциссизм мальчика помноженный на обстренную чувствительность композитора?... Да и фильм совсем не о гомосексуализме, по-моему. А вот об этой двойственности всего - вроде и Венеция, и красивая, но на самом-то деле, заражена дырарой.... Вроде и любовь, и возвышенная, но тогда - к мальчику, и весь фильм так. Потом, оснвной мотив - это смерть, мы уже из названия знаем, и ждем. И смерть - какая? духовная? моральная? физическая? Это Дионис против Аполлона , порядок, самоконтроль, аккуратность и дисциплина - против страсти, необузданности, не-контроля... если вспоминать книгу, то там Манновский лейтмотив - Ашенбах всегда жил так, зажав себя в кулак, - и никогда - отпустив, раскрув руку. Вот о чем книга, и конфликт. О природе артиста... Ирония тоже везде и всюду, и музыка играет огромную роль, такая безупречная и, вместе с тем, бесчувственная... Вообщем, тов. Галкин, не пишут так, на скорую руку, не понимая о чем - про фильм и про книгу


Для Марлен
Какое самолюбование, помилуйте? Ваш ответ обнаружил только после того, как на меня наехала дама из Торонто, не знаю уж сколько времени прошло... Я русский, поэтому обижаюсь крайне редко. Образования у меня вовсе нет, а кино - это, простите за высокопарность, всепоглощающая страсть (меня в жизни две вещи только и радуют: кино и водка). А с остальными фильмами пока туго - я пишу сразу после просмотра и никогда по памяти. А Висконти в наших краях - проблема. Все, что смог найти за время существования сайта - в "Элитарном". Будем надеяться...
Галкин

ВАША ОЦЕНКА



Ваш комментарий



Rambler's Top100 Яндекс цитирования