Главная Список фильмов Рецензии Сильвера Deitero Silver Элитарное Релизы Ролики Биографии Ретро
Гостевая книга  Поиск по сайту

"Европа" (Дания-Франция-Германия-Швеция, 1990)

Режиссер -
Ларс фон Триер

В ролях -
Жан-Марк Барр, Барбара Зукова, Удо Кир


Оценки

Общая - 9

Сценарий - 9

Зрелищность - 9

Актерская игра - 8

 

Почему-то этот шедевр постмодернизма упрямо именуют "Центропа". В титрах красным по черному - "Europa", а вот поди ж ты... А "Центропа" - название железнодорожной компании, вокруг которой, собственно, и весь сыр-бор...

Скандинавия склонна в последние десятилетия все больше и больше удивлять мировую общественность: то "шведский социализм", то прорыв в популярной музыке, то прорыв в элитарном кино. О датском режиссере Билле Аугусте вы можете прочесть на этой же странице. А сейчас речь о другом датчанине - Ларсе фон Триере (который вовсе не фон), спустя два года после шумного успеха Аугуста всколыхнувшего тот же самый Каннский фестиваль с окрестностями.

Вообще-то "Европа" задумывалась как европейский ответ на голливудскую экспансию, но результат получился противоположный - очередной эстетский шедевр, явно не предназначенный для массового проката. Тем не менее общественность серьезно обиделась, когда фильм не получил "Золотой пальмовой ветви" (уступив ее снобу Дэвиду Линчу), и с тех пор считается хорошим тоном обвинять Каннский фестиваль в конформизме, продажности, попсушности и т.д.

Даже в самом фильме присутствует прямая, понимаешь, конфронтация с Америкой. Уже с первых секунд закадровый голос начинает готовить непонятно кого (после выясняется, что главного героя) ко встрече с Европой. Я-то подумал, что это нас, восточных варваров предупреждают - чтобы обувь не забыли вытереть о коврик. Но быстро сообразил, что до нас им вообще никакого дела нет. Это для тупых янки (которые как раз не склонны щадить хозяйский паркет).

Главный герой, действительно, американец немецкого происхождения, движимый идеалистическим стремлением помочь исторической родине в тяжелую годину. Для чего в октябре 45-го приезжает в Германию и устраивается на работу простым проводником спального вагона в компанию "Центропа".

Но прежде чем продолжить речь о фильме, следует предаться некоторым размышлениям. В тот период, о котором речь в "Европе", Германию так огрели по голове, что там до сих пор боятся не только анализировать события 40-х, но и называть пацанов Адольфами (это реальный факт, услышанный от немецкого туриста). А вот окраины Третьего Рейха "денационализировать" забыли. Не подумали, что и там идейные... Но оно и к лучшему.

И вот результат естественного развития нордических народов можно пронаблюдать в этой работе. Начиная со стилистики, которую Триер старательно копирует с немецкого кинематографа 20-30-х (Вине, Ланг, Мурнау, фон Штрогейм - последний, кстати, тоже не фон, а самый натуральный ...штейн, как и второй) и фильмов Фассбиндера - последнего режиссера рафинированного немецкого кино. (Нынче возьми самого разнемецкого немца - и его фильмы мало чем отличаются от англо-саксо-сионистского ширпотреба...)

Тут нужно сделать еще одно ответвление от основной темы. Нынче всякий дебютант интеллектуального кино почитает своим долгом снять первый фильм обязательно черно-белым. Триер поступил несколько своеобразно (хотя и не новаторски). В его черно-белое повествование постоянно вклиниваются цветные фрагменты, а то и просто цветные образы на черно-белом фоне. Подобная техника, например, у Тарковского была строго обусловлена логикой повествования (радостные эмоции - цвет, скорбные - черно-белое и т.д.) Но уже у его ученика - Александра Сокурова - калейдоскоп цветов превращался во что-то совершенно не поддающееся анализу. Понятно, что режиссер хотел подчеркнуть какие-то собственные переживания, но вот какие - знал только он сам. У Триера эта техника застряла где-то на половине пути от Тарковского к Сокурову - проследить логику "расцвечивания" еще можно, но иногда чешешь в затылке. И это тоже влияние немецкого экспрессионизма - только переживаемое в эпоху НТР. Вине, положим, в "Кабинете доктора Калигари" целенаправленно сделал все декорации в манере Пикассо, кукольными - дабы большими белыми или черными фрагментами декораций подчеркивать господствующее настроение.

Тогда, собственно, все использовали (опять же в силу технических причин) искусственные декорации. Триер мог бы позволить себе и натуру, но предпочел выдержать стиль. Черно-белый картон вокруг живых действующих лиц, подчеркнуто грубо наложенный фон (как у ковбоев, прыгающих на тренажере, прокручивают за спиной панораму прерий), двойная экспозиция в духе немого кино - чтобы внезапно примиражившимися очами намекнуть, о ком думает персонаж и т.п.

Техническая стилизация подкреплена у Триера и драматургической. Не нужно нескольких высших образований, чтобы понять его увлеченность творчеством небезызвестного Кафки Ф. Вопреки суровой и жестокой реальности (которую помнят до сих пор неразоблаченные гестаповцы и коллаборанты), автор упрямо проводит кафкианскую линию ирреального торжества бюрократии надо всем происходящим - поезд в любую секунду может рухнуть в реку, но инспектор просто обязан довести до конца экзамен новичка... Анализ кафкианских мотивов (который тоже... не Триер - до чего все-таки привязчив бюргерский дух!) может увести нас совсем далеко, но главный вывод из увиденного - как раз кафкианский. Герой, вопреки всем заповедям и проповедям, и на фоне грешников и преступников всех мастей, оказался самым жутким infant terrible в этой истории...

Потому что не был участником всего, до того произошедшего. Вот так просто.

Есть несмирившиеся нацисты (партизаны из "Вервольфа"), есть фарисейская американская администрация, желающая навариться (о! как по-американски) даже на несчастьях ближайшего друга, есть честные бурши, пытающиеся реабилитировать нацию посредством вовлечения в дело вот эдаких международных лохов - для представительства (что тоже нечистоплотно). Это, действительно, малоприятная роль - все нуждаются, но все презирают. И в один прекрасный момент кто-то (в фильме - жена, использовавшая идеализм героя для терактов "Вервольфа") сообщает тебе, что ты просто инструмент истории, по причине своего целомудрия, а это - как простота - хуже воровства... И посему тобой пожертвуют в любую секунду, тобой никто не дорожит. Как логический финал - герой, движимый добрыми побуждениями, совершает зло, от которого гибнет и сам.

Тем не менее (это мы прыгаем через два ответвления обратно) - режиссер не прост. И замаскировав сюжет несколькими, наслоенными друг на друга стилизациями, он упрямо гнет свою линию. Если говорить совсем честно - цитирует, кстати и некстати, разгромленную транснациональными инстанциями в 1997 году школу "ревизионистов" (пытавшихся доказать, что известные - пардон, навязанные нам - представления о событиях 30-40-х гг.. - сплошная ложь). Лично я с ней знаком, но для неподготовленной аудитории - это несколько шокирующая информация. И ее становится со временем скрывать все труднее и труднее. (Прорывается она, как мы видим, даже в столь безупречно контролируемой коммуникации, как кинематограф. Положим, известный Роберт Родригес - автор бездарного, но весьма известного "От заката до рассвета" - в своем свежем фильме "Факультет" - (еще одни пардон за множество нестандартных знаков препинания) скучном "ужастике" об экспансии космических пришельцев - ни к селу, ни к городу устами тупого американского студента говорит: "Вспомните "Список Шиндлера". Это сплошная ложь! Были отдельные факты, на основе которых автор снял грандиозный вымысел!" (Надо бороться с каким-то космическим монстром, в наших-то 90-х, а один из первостепенных героев разглагольствует о мифах Второй мировой... Видимо, очень хотелось автору сказать о наболевшем.)

И вот тут напрашивается главный вывод. В свое время уже упомянутого Фассбиндера упрямо обвиняли в реваншистских настроениях. Пока его фильмы не стали достоянием широкого круга зрителей. Если непрерывные расшаркивания перед евреями (наверняка диктуемые продюсерами запуганной страны) - попытка возродить нацистский дух, то я - негр преклонных годов (без унынья и лени)... А вот житель страны, о которой, мягко говоря, позабыли на Люксембургской конференции, высказал все, что копилось в течении полувека у значительной части той самой Европы. И тем самым как бы довел до конца незавершенное (не по своей вине) дело Фассбиндера. Что является если не прокатным, то нравственным ответом Америке.

А следовательно - свою задачу фильм выполнил.

И третий пардон за слишком растянутый рассказ...

Игорь Галкин

 

КОММЕНТАРИИ ПОСЕТИТЕЛЕЙ


Самый интересный (лично для меня) кадр фильма - повешенные немецкие партизаны-вервольфовцы с табличками на груди. Такое вот "Иди и смотри", вывернутое наизнанку. Интересно, было ли такое на самом деле? И чем руководствовался при этом режиссер - просто клевый кадр, или какие-то претензии на переосмысление европейской истории?


The best review of Zentropa I ever read. 100% coincidence with my understanding and contemplating of Zentropa (may be Europa). Thanx Igor for very good article!


Один из популярных фильмов Триера у нас (очень его любят показывать по телевидению) и один из худших, на мой взгляд. Нет... Хуже, пожалуй, "Элемент преступления". В каком-то журнале прозвучала просьба критика: "Сделайте мне красиво". Именно этим и занимается Триер в "Европе", замешивая в одну кучу черно-белую картинку Ланга, ярко-красный, кажется, стоп-кран и бумажные домики. Но Триер, не Фассбиндер и тем более не Тарковский. И поэтому вся эта его стилизация оказывается ни к селу, ни к городу. В конечном счете надоела она и самому Триеру. И появилась "Догма"...


...И сдохла "Догма". И все о ней забыли и стали снимать нормальные человеческие фильмы (это и о "Догвилле"). И так ей, вонючей, и надо. Пройдет еще лет десять и кроме одного абзаца в учебниках ничего вообще от этой блевни не останется. И это очень здорово. А "Европа" (и "Догвилль" и "Танцующая известно где...") останутся. И это еще более здорово
Uncle Жора

ВАША ОЦЕНКА



Ваш комментарий



Rambler's Top100 Яндекс цитирования