Главная Список фильмов Рецензии Сильвера Deitero Silver Элитарное Релизы Ролики Биографии Ретро
Гостевая книга  Поиск по сайту

"Стеклянное сердце" (ФРГ, 1976)

Режиссер -
Вернер Херцог

В ролях -
Йозеф Бирбихлер, Штефан Гютлер, Клеменс Шайнтц


Оценки

Общая - 7

Сценарий - 7

Зрелищность - 8

Актерская игра - не знаю, не знаю...

 

Если на примере фильма "Взгляд Улисса" я рассуждал о "неврастеничном кино", то на примере этого можно говорить о кино "параноидальном".

Прежде всего потому, что Херцогом владеет навязчивая идея, и все его творчество можно определить названием "метафильм". Едва закончив один, он (я так думаю) спохватывается, что не все сказал-то, не все вбухал из записных книжек и мыслей в оконченный проект. Если в "Каждом за себя..." он отработал схему "дикарь среди цивилизации" - в противовес "цивилизованного среди дикарей" "Агирре", то здесь, сдается мне, ему пришло в голову, что можно применить и схему "нормальный среди психов" - в противовес "психа среди нормальных" "Каждого за себя...". Он даже структурно подчеркнул это, вводя в мерно развивающееся повествование абстрактные кадры в рамке, с нарушенной цветовой гаммой - точно такие же, как в "Каждый за себя...". (Еще один вариант развития метаидеи мы рассмотрим в беседе о фильме "Фицкарральдо".)

В небольшом немецком местечке умирает мастер-стеклодув, унеся с собой секрет "рубинового стекла", благодаря которому все местечко и кормится. Надежда лишь на пастуха-ясновидящего, который редко спускается с гор и выбирается из лесов. Ему надлежит экстрасенсорно "прощупать" вещи покойного, а ежели понадобится, то и покойника из земли извлекут...

Следует также сказать и то, что и прочие обитатели этой местности не лишены экстраординарных способностей. Но отличие их в том, что они "видят" узко - лишь собственную судьбу, а пастух, как некий античный Оракул - весь подлунный мир. Совершенно ошеломляюща сцена, когда двое честных буршей напиваются с вечера и моделируют завтрашнее утро - один свалится с обрыва и убьется, а другой, свалившись на мягкого собутыльника - выживет...

У режиссера во время съемок крышу сорвало совершенно! Все актеры (кроме вот этого пастуха-пророка) играли под гипнотическим воздействием, что и дало картину одного нормального и живого среди зомбиобразных односельчан. Не знаю - хорошо это или плохо... В принципе, как идея - хорошо. Все в трансе при мысли о грядущем банкротстве, все знают (как мало-мальски ясновидящие) свою завтрашнюю судьбу и неизбежность ее механизирует жизнь героев. Но как кинозрелище получилось это не очень съедобно, жутковато получилось.

Тем более, что сама история поиска секрета стекла не очень-то занимала режиссера. Он задумал весь фильм как большую метафору к фразе: "Нет пророка в своем отечестве", которая всегда была первотолчком к его работам. Уже в начале пастух клеймит косных соплеменников: "Если ничего не меняется, вы уже думаете, что это и есть счастье!" (Перманентный революционер, одним словом...)

И его - вполне реального пророка - в конце концов запирают в каталажку, где он временно теряет дар ясновидения (глубоко-о-о, понимаешь!). Правда, вскоре отпускают, потому что хозяин мастерской и всей этой местности именно в нем узрел "стеклянное сердце" (без объяснения - что же это в самом деле такое), что ему глубоко симпатично. Впрочем, делает он это скорее всего потому, что настроение с утра хорошее. Хозяин таки нашел секрет - добавлять в субстанцию человеческую кровь. Но очень быстро понял гибельность этого пути, разочаровался по-крупному да и поджег собственные мастерские (за что и подзалетел невиновный пастух). Жест хозяина - это признание истинности вот этого другого пути, прыжка над человеческими возможностями.

О-о-очень, очень грубо и сумбурно навязал свою идею фикс зрителю Вернер Херцог. Он просто оборвал на полуслове историю о местечке "рубинового стекла" (типа: "Да что с вами говорить!") и ввел в коду лобовую недвусмысленную притчу о затерянном среди океане острове, чьи жители до сих пор верят в то, что Земля плоская. Но есть и там свой Агирре, свой пастух, свой Херцог. "Он первый, кто засомневался." Стоял как болван на самой высокой скале и пялился годами на горизонт. Спустя годы к нему присоединились еще трое, завороженных таким самоотречением. А потом сошли вниз и спустили на воду лодку, чтобы проверить самим. "И вот они отправляются - торжественно и бессмысленно."

Сам понимает, Херцог-то, что бессмысленно. А с годами и принимает как данность, как реальность бесплодность своих (и своих героев) пассионарных порывов. Но об этом мы поговорим позже, взявшись за нашего, понимаешь, "Фитцкаральдо", снятого шестью годами позже.

Игорь Галкин

 

КОММЕНТАРИИ ПОСЕТИТЕЛЕЙ


ВАША ОЦЕНКА



Ваш комментарий



Rambler's Top100 Яндекс цитирования