Главная Список фильмов Рецензии Сильвера Deitero Silver Элитарное Релизы Ролики Биографии Ретро
Гостевая книга  Поиск по сайту

«Гражданин Кейн» (США, 1941)

Режиссер -
Орсон Уэллс

В ролях -
Орсон Уэллс, Джозеф Коттен, Дороти Комингор, Агнес Мурхед


Оценки

Общая - 7

Сценарий - 8

Зрелищность - 7

Актерская игра - 7

 

В 1941 году в американском кино случилось эпохальное событие - Орсон Уэллс снял фильм, вполне сопоставимый по исторической значимости с европейскими эпопеями 20-30-х гг., типа «Колесо» Абеля Ганса, «Метрополис» Фрица Ланга или «Последний человек» Фридриха Мурнау. С опозданием, конечно, эпоха была упущена... Но когда-то же американцы должны были создать классический - если уж не полностью интеллектуальный, то хотя бы - НЕТРАДИЦИОННЫЙ фильм.

Основоположник, как водится, мгновенно оброс мифами - чему дополнительно способствовала страсть к мифам и самого режиссера. В его официальной фильмографии «Гражданин Кейн» числится третьим. Хотя второй - «Никуда не деться от Джонса» - никто не видел, а Уэллс утверждает, что пленка сгорела во время пожара на его мадридской вилле. Многие предполагают, что он придумал этот фильм и эпизод для создания собственного загадочного ореола...

Сам же «Гражданин Кейн» и по сей день служит поводом сразу для двух дискуссий. Первая базируется на сомнительном авторстве (!) Уэллса. Мол, основная-то заслуга принадлежит сценаристу Герману Манкевичу, а Уэллс был чем-то вроде простого оператора. И дальнейшее показало, что ничего равноценного Уэллс более не снял. Манкевич тоже, собственно, ничем не отличился в последующие годы, но это оправдали полученным душевным потрясением и от уэллсовой несправедливости, и от дружных криков: «Неудачник!» - захандрил, словом, художник...

Вторая дискуссия подпитывается загадочностью сквозного образа - предсмертными словами героя были: «Розовый бутон». В конце выясняется, что и слово «Rosebud», и рисунок нераспустившейся розы имели место быть на детских санках, отнятых в один прекрасный день у юного героя. После чего он никогда не видел родного дома, родителей и жизнь его протекала по неестественному, скажем так, для провинциального мальчика руслу. Но киноведам ведь надо жить и они по сей день задаются вопросом - а на санках-то этот образ возник неспроста, что он значит на самом деле? Не так давно я вычитал даже, что розовый бутон - это коронный символ гомосексуалистов (вот ведь напасть!). Но - слава Богу! - Уэллс достаточно давно открестился от этой идеи как не своей и никогда ему не нравившейся.

Но, конечно, это не пустяк, на котором есть возможность заработать кинокритике. Фильм-то и строится, по идее, благодаря ерунде (не было бы бутона, пришлось бы ввести хоть бабочку-махаона, хоть облигацию госзайма). После смерти миллионера, владельца заводов, газет, пароходов (это вполне серьезно!) готовят киноролик. Но редактор глубокомысленно заявляет (о! как это знакомо!): «Все хорошо. Но нет ракурса!» (Изюминки, то есть.) После выяснения последних предсмертных слов, репортера отправляют по всем, знавшим покойного, для выяснения значения этих слов. И вот тут возникает новый, по тем временам, жанр кино - скажем так, детектив без преступления, некая модификация журналистского расследования или «мозаика-загадка», как определил свое путешествие сам репортер по аналогии с игрушкой, которой развлекалась одна из жен Кейна. Не строгая хронологическая реконструкция большого пути, а эдак концептуально: Кейн-редактор, Кейн-друг, Кейн-финансист, Кейн-муж и пр. Кстати, когда Уэллс не был занят экранизациями Шекспира, а творил по оригинальным сценариям, он применял именно этот метод (возможно, им и придуманный), как, например, в фильме «Мистер Аркадин», показанном пару лет назад по ОРТ.

Сегодня в американском кино можно часто встретить подобный формообразующий принцип. Но чаще всего американский кинодеятель в буквальном смысле расследует биографию бандита или мошенника, что исключает привходящие интересы и является самодостаточной ценностью. Уэллс же использовал это всего лишь как средство (пусть даже способное отодвинуть на второй план идею) в достаточно глубоком размышлении о природе харизматической личности, о роли личности вообще в истории.

И вот тут можно внести некоторую ясность в спор - кто же был основным автором «Кейна». Уэллс практически все свои фильм снял в Европе, о Европе, с европейскими актерами и по европейским произведениям литературы. А вот «Гражданин Кейн» - это воплощение и торжество американского духа, это высокомерное пренебрежение традиционными ценностями Старого Света и воспевание сомнительных ценностей Нового. Вплоть до того, что иногда смотреть становится просто противно, до физиологической тошноты противно. Хотя, как показало дальнейшее, ничего равного по силе воздействия и по, так сказать, эпохальности Уэллс снять больше не смог, реализуя в дальнейших постановках исключительно свою - как ни странно - неамериканскую тягу к эпичности и широту натуры.

Игорь Галкин

 

КОММЕНТАРИИ ПОСЕТИТЕЛЕЙ


Вопрос об авторстве "Кейна" получил занятное продолжение в "Эде Вуде" Бертона. Вуд (в исполнении Дж. Деппа) трепется с Орсоном Уэллсом (в исполнении Вин. Д'Оноврио) и тот его спрашивает, если помните, "знаешь, какой фильм я снял от начала и до конца так, как хотел и сказал в нем все, что хотел сказать? Только один - "Гражданина Кейна". Потом заел быт, долги, продюссеры и все такое. Поэтому, чувак, не бойся в первом же своем фильме сразу и в лоб говорить о том, что тебя действительно волнует. Второго шанса может и не быть!" (или примерно так, давно я этот фильм не пересматривал). Бертон клянется, что разговор этот действительно имел место быть, как и все, что показано в фильме. Это к вопросу о ведущей роли нек. Манкевича. А вообще я согласен - ничего более сильного и стильного Уэллс не снял, но история искусства знает огромное количество гениальных дебютов, за которыми ничего более яркого не последовало
Дядя Жора

ВАША ОЦЕНКА



Ваш комментарий



Rambler's Top100 Яндекс цитирования