Цифровые системы
  Гостевая книга  Форум Поиск по сайту
 
Главная Список фильмов Рецензии Сильвера Deitero Silver Элитарное Другие рецензии Релизы Ролики Биографии Ретро

Сало, или 120 дней Содома (Salo o le 120 giornate di Sodoma) 
 


Пьер Паоло Пазолини


Паоло Боначелли, Джорджо Катальди, Уберто Паоло Квинтавалле, Альдо Веллетти, Катерина Боратто, Эльзо де Джорджи, Инес Пеллегрини


117 минут


1975




 IMdB
 ВидеоГид

Ваша оценка
Рейтинг 8.1 при 13 голосах.
 


 


Это очень страшный фильм. Возможно, самый страшный из всех виденных мною на сегодняшний день. Страшный не обилием крови, слез и других жидкостей человеческого организма, в нем проливаемых, и не легкостью, с которой все это делается, и даже не вдохновенностью, с которой все это снято – а тем, что с основной идеей этого фильма очень трудно спорить.

Основой сюжета является произведение печально знаменитого маркиза де Сада «120 дней Содома». Но это не экранизация. Действие перенесено в (дословно) «1944-1945 годы, север Италии во времена нацистско-фашистской оккупации». Четверо... даже не знаю, как их назвать... пусть будут просто четверо – Герцог, Епископ, Судья и Президент – собрали по 9 мальчиков и 9 девочек по публичным домам («школам», как кокетливо выразилась одна из содержательниц этих заведений), набрали охранников-телохранителей, наняли трех мадам, изощренных в духовной и физической порнографии, одну пианистку-аккомпаниаторшу – и всей компанией приехали в загородную резиденцию Сало (ударение на О), где приступили к претворению в жизнь своих фантазий, планов и правил, скрупулезно разработанных и записанных в книжку. Пересказывать правила и перечислять фантазии не имеет смысла – я только дам схему развития событий: условно фильм разбит на 4 части – преддверие ада, круг маний, круг дерьма и круг крови. Названия «кругов» говорят за себя – с подопытными делают все, что был способен придумать де Сад и снять Пазолини. Их насилуют, бьют, кормят экскрементами, унижают морально – они находятся в положении хуже некуда. В положении, в которое только человек способен загнать себе подобного.

Давайте сразу быка за рога: вот она, основная идея фильма – дай человеку неограниченную власть над другими людьми, и он устроит им ад на земле. Любой человек. Даже хороший. Даже ничем не проявлявший себя до поры. Вы спросите «а разве эти четыре главных подонка – изначально хорошие люди? Где-нибудь нам показывают их хорошую сторону?». Нет. Эти четверо – отвратительны. Пазолини и не настаивает, что они нормальные хорошие люди. Четверо главных героев – зло в чистом виде. А где тогда нормальные? Вот они, полюбуемся. Две сцены. Первая, в начале фильма: ребята-охранники с автоматами заходят в комнату, где сидят дочери главных героев, один из них подходит к ним и плюет одной в лицо. Другой говорит: «извините, нам было приказано это сделать». И вторая, в конце фильма: двое охранников на дежурстве, по радио звучит «Кармина Бурана» Орфа. Один из них лениво крутит ручкой настройки и выкручивает на легкую мелодию медленного фокстрота. Он спрашивает напарника: «ты умеешь танцевать?» - «нет». – «может, попробуем?» - «давай». – «как зовут твою подружку?» - «Маргарита». И этой, не побоюсь этого слова, трогательной сценой неуклюже танцующих юношей фильм заканчивается. Это начало и конец фильма – в середине, уже без всяких «извините», без сомнений и угрызений совести, маленькие шакалы табаки творят свою собственную маленькую расправу. И их уже не смущают чудовищные приказы хозяев…. Вот они, «нормальные обычные люди», которым перепали кусочки неограниченной власти над себе подобными с господского стола – и они пользуются ею в свое удовольствие, выполняя не только функции охранников-костоломов, но и добавляя некоторые штрихи «от себя». А ведь были нормальные ребята, в меру драчливые, в меру непослушные, у них были приятели, девушки, родители («ты забыл шарф!»)....

Второй интересный аспект фильма – поведение самих жертв. Безответность, забитость, трусость. Их трудно винить – их набрали из приютов и публичных домов, они либо не знали, либо потеряли свои семьи (напоминаю, действие происходит в военные 1944-1945 гг), они мало что хорошего видели в жизни, и, возможно, некоторые из них думали, что им удастся вырваться из того ада, в котором они находились, когда их осматривали и отбирали прилично одетые господа. Некоторые из них призывно улыбались, некоторые даже просились добровольцами – они не знали, что попадут в другой, еще более кромешный ад. Если там, за стенами поместья Сало, они приносили доходы своим хозяевам и поэтому их кормили и не давали им умереть, то здесь ни их жизни, ни их тела не представляли никакой ценности. «Если одного и того же человека нельзя убить много раз, то нужно убить много людей». Лишь один мальчик попытался бежать по дороге – и был застрелен. Грузовики везут на забой людей, а в головной машине рассказывают анекдот: «господа, что общего между поездом, этими мальчиками и семьей?» - «не знаем, расскажите, господин Президент!» - «ну, поезд несет груз, эти мальчики несутся к нам......» - «а семья??» - «а с семьей все в порядке, спасибо!». Весь фильм мы жалеем бедных запуганных созданий и ненавидим их палачей. Но это не входит в замыслы автора. Наше сочувствие жертвам длится, пожалуй, до того момента, как господин Епископ с пистолетом в руках выходит на ночной обход. Выбрав жертву среди мальчиков, он собирается устроить экзекуцию, но мальчик в отчаянной попытке спасти свою растоптанную, поруганную, оскверненную шкуру, умоляет пощадить, потому что знает, что кое-кто нарушает правила. Он наводит Епископа на девочку, которая, несмотря на запрет всех сентиментов, держит под подушкой фотографию любимого. Господин Епископ готов пристрелить ее (ему все равно, кого, у него давно руки чешутся), но она тоже знает секрет! Несмотря на запрет любых физических отношений среди подопытных, две девушки его нарушают! Она приводит Епископа к этим нарушительницам. Вот, сейчас свершится, сейчас он расстреляет обеих.... Но нет – одна из них тоже что-то знает! Она знает, что один из охранников каждую ночь уходит к черной служанке, и она может отвести господина Епископа. Охранник? К черной служанке? Это уже серьезно – слуги не должны вовлекаться в происходящее ни в каком качестве, это нам ясно дают понять в начале фильма. Епископ зовет остальных, и вся процессия заявляется в помещение для слуг, где, действительно, один из охранников лежит с черной служанкой. Ни он, ни служанка не знают никаких секретов, способных отвести от них удар – и их расстреливают в упор из пистолетов. Думаете, маленькие предатели, жалкие в своих попытках любой ценой спасти себя, спаслись? Ничего подобного. Всех их ждали страшные пытки и медленная смерть. Тогда зачем? Может быть, лучше умереть достойно? Чушь собачья, говорит нам Пазолини, не будьте наивны в своем сопливом идеализме. Уж такое человек существо, из грязи вышел, живет как грязь и в грязь вернется. Есть такой анекдот: у одного мужика пала корова, кормилица семьи. Семье грозит голодная смерть, и мужик в слезах, в искреннем порыве молит Господа Бога, чтоб тот услышал его. И Господь услышал. И сказал мужику: «я вижу, твое горе неподдельно – скажи, чего ты хочешь, я выполню твое желание». И мужик попросил Бога: «Господи, сделай так, чтобы корова соседа тоже сдохла!». Пазолини отказывает людям в достоинстве – и палачам, и жертвам. А бывают ли другие? В Сало – не бывает. Есть аккомпаниаторша, которая явно не палач по призванию, но и не жертва по положению – она свидетель ужасов, происходящих под прекрасную музыку Шопена, которую она играет в «комнатах оргий». Она не способна на открытый протест (в общем-то, и бессмысленный в данной ситуации), но и не может больше видеть и слышать этот кошмар – что ей остается делать? Наверное, только то, что она и сделала – выброситься из окна. То есть, или жрешь ты, или жрут тебя – или, если ты не готов ни к тому, ни к другому, ты самоустраняешься.

Третий момент, самый скользкий. Почему фильм Пазолини в некоторых странах был запрещен на протяжении многих лет, а в Италии запрещен и до сих пор? Почему власти ФРГ изъяли его из проката после первого показа, назвав «культивирующим насилие и порнографию»? Почему в Австрии он продается в секс-шопах? Я читала немало работ в сети, и серьезных, и явно шизоидных, о животном магнетизме и сексуальности фашизма. Люди в черной униформе, брутальные «белокурые бестии», кожаные ремни, высокие сапоги – словом, полный BDSM-набор. Добавьте к этому «непристойную жестикуляцию» (фашистское приветствие), которая упоминается в «Сало...». Значит, говорите, сексуально, да? Давайте посмотрим: вы когда-нибудь видели мейнстримовую порнуху в фашистском антураже? Я – нет. Героев помещают во времена Александра Македонского и Екатерины Великой, Наполеона и римских цезарей – но только не наряжают в мундиры СС. Как вы думаете, почему? Потому что фашизм не возбуждает? Ничего подобного. Потому что он не будет продаваться? Еще как будет. Что же тогда? Связываться боятся. Потому что если люди будут под это трахаться, то это будет пропаганда и культивирование. А почему не побоялся Пазолини? Ну да, ладно, без мундиров у него, но стилистика фашистская явно присутствует, о чем недвусмысленно было заявлено в начале фильма. Так почему Пазолини соединил де Сада с фашизмом, не убоявшись обвинений в пропаганде и т.д.? Ответ гениально прост: потому что он не снимал пропаганду. Потому что он не пытался сделать это привлекательным возбуждающим зрелищем. Потому что он задумал фильм, который должен был вызвать отвращение и ужас, и заставил бы задуматься – и он его сделал. Я просто убеждена, что люди, искренне считающие, что «Сало....» пропагандирует и культивирует насилие, порнографию и фашизм – латентные садисты. Ну не может здравомыслящий, нормальный человек смаковать этот фильм, получать от него эротическую стимуляцию и видеть в нем пропаганду и не видеть протеста. Пазолини не восхваляет – он швыряет в лицо зрителю осклизлые комья человеческой природы. И если не говорить о ее темных сторонах, это совсем не означает, что их не существует.

И четвертый момент, состоящий из всех вышеперечисленных, и, как я думаю,  являющий собой то, что Пазолини, собственно, имел в виду. «Сало....» - это не экранизация де Сада. Пазолини не был бы Пазолини, если бы просто переносил на экран свои первоисточники, без своего авторского переосмысления. Что есть де Сад? Порнуха и чернуха? Ну, может быть по форме. А по содержанию? Де Сад был одержим идеей аболютной свободы – свободы воли, свободы от морали и условностей. Насилия и секса в его произведениях столько, что в конце концов понимаешь, что «это «ж-жжж» неспроста» - буквальное прочтение де Сада чревато как минимум расстройством желудка. По де Саду, высшая, абсолютная форма свободы – это когда палач одновременно и жертва. И в этом, наверное, главное отступление от оригинала – Пазолини приводит зрителя к тому, что абсолютная свобода как таковая – это химера потому, что абсолютная свобода одних оборачивается абсолютной несвободой других, и вариант «два-в-одном» невозможен.

Пазолини был атеистом. Не тихим мирным кухонным атеистом, а ярым, воинствующим, пропихивающим свои атеистические взгляды во всех видах своего творчества. Бога в «Сало....» нет – ни в резиденции, ни в фильме. Судьбы людей – в руках других людей. Четверка злобных демиургов решает, кому жить, кому умереть, кого сделать жертвой, а кого – палачом. Когда роль Бога играют люди, это чревато – люди пристрастны. Но поскольку автор – атеист, по-другому для него и быть не может. Стихийные желания и прихоти сильнейшего, а не Бог – вот двигатель жизни.

Куда ведет нас двигатель? Что нам дает Пазолини в итоге? Кто виноват и что делать? Никто не виноват и сделать ничего нельзя – это самое страшное. Никто ни в чем не виноват – ни палачи, ни жертвы. Все по природе своей хотели бы быть палачами, но становятся ими те, кто сумел – остальные автоматически попадают в жертвы. Необязательно быть подонком и психически больным – Пазолини показал нам милых мальчиков, которые в других обстоятельствах ничем таким не отличались. Процессы, происходящие в обществе, в сущности своей мало чем отличаются от борьбы за существование в мире животных. И никакой разум тут не помогает – скорее, наоборот, усугубляет дело. «Сало...» - кошмарная проекция человеческого общества. Вот есть антиутопии в литературе – «Заводной апельсин», «451 по Фаренгейту», «Утопия-14» (в оригинале Player Piano), «Обезьяна и сущность», «Дивный новый мир» и многие другие, - в которых авторы пытаются взглянуть на будущие перспективы людей. Как правило, в антиутопиях перспективы эти ужасны – ядерная война и тотальное уничтожение, образование технократического общества, где человек полностью подчинен машинам, или образование «общества потребления» в самой гротескной и отталкивающей форме. Иными словами, вырождение и вымирание. Страшные произведения. Но немного утешает одно – во всех антиутопиях изначальная предпосылка к трагическому исходу маловероятна – какое-нибудь невероятное научное открытие, победа какой-то части человечества в ядерной войне, какие-то особые экономические условия. Фильм Пазолини никакого утешения не дает – он гораздо страшнее любой антиутопии, потому что изначальные предпосылки в нем вполне вероятны, более того, присущи человеку по природе, и такое может происходить в любой точке мира, в любое время, в любом обществе.

Закругляюсь. Смотреть «Сало....» можно и нужно не всем – этот фильм может нанести серьезный вред неподготовленному зрителю. И не верьте комментариям юзеров на IMDb, в которых дрочливые американские тинейджеры презрительно вякают что-то вроде «я ожидал чего-то супер-мега-экстра страшного, насильного, а мне показали какую-то фигню, спецеффекты плохие и ваще сиськи маленькие у девок» - повторяю, это очень страшный фильм.

P.S. В моей копии фильма название первой части “Antinferno” совершенно варварски переведено как «антихрам ада» - не верьте. Я не специалист в итальянском языке, но проведя лингвистические параллели между итальянским antipasti – «закуски», английским anticipation – «предвкушение, ожидание» и пресловутым итальянским же antiferno, пришла к выводу, что никакой «антихрам ада» здесь ни при чем, а речь идет именно о преддверии, предвестнике ада

Юлия М

 

 

 

КОММЕНТАРИИ ПОСЕТИТЕЛЕЙ
[an error occurred while processing this directive]


Ваш комментарий



 
Все рецензии рубрики Deitero Silver  
 
 


Rambler's Top100 Яндекс цитирования