Цифровые системы
  Гостевая книга  Форум Поиск по сайту
 
Главная Список фильмов Рецензии Сильвера Deitero Silver Элитарное Другие рецензии Релизы Ролики Биографии Ретро

Эксперимент/Das Experiment (Германия) 
 


Оливер Хиршбигель


Мориц Бляйбтрау, Кристиан Беркель, Оливер Стоковски, Вотан Вильке Меринг, Штефан Шаш, Полат Даль


120 минут


2001




 Официальный сайт
 IMdB
 OZON
 FILM.RU
 DVDSpecial
 The Moritz Bleibtreu Experience


Оценки

Общая - 8

Сценарий - 9

Зрелищность - 7

Актерская игра - 9

Ваша оценка
Рейтинг 7.7 при 60 голосах.
 


 


Немцы снимают очень жесткое кино. Жесткое, в сравнение с французами и даже с американцами, в той мере, в какой "Рамштайн" жестче "Бон Джови". Это генетическое. Фолкер Шлендорф и Том Тиквер - не последние экстремисты в кино - выглядят мягкотелыми слизняками на фоне немецкого мейнстрима. Я такое (мейнстрим) не смотрю. Но "Эксперимент" берет самой темой, основанной на реальных событиях, которые имели значительный резонанс некоторое время тому назад. И эта тема входит в круг моих интересов, благодаря чему я посмотрел высококлассное кино.

Жестокость немцев такого рода, что ее чувствуешь на себе, вместе с жертвой. Очень правдоподобно, реалистично, знакомо. Не нужно разбрасывать окровавленные человеческие останки перед объективом, густо мазать стены кетчупом, что вовсе не трогает. Когда немцы показывают как кого-нибудь бьют дубинкой по голове - чувствуешь некий ослабленный вариант этого удара на своей голове, внутренне сжимаешься, сердце начинает биться неровно. У итальянцев, допустим, генетическое чутье на секс, у англичан - на мистику... А у немцев - на насилие.

Если все же искать известный, о чем-то говорящий уму и сердцу аналог этого продукта, то следует вспомнить английское и американское кино начала 70-х, вроде "Заводного апельсина" или "О, счастливчик". Сцен, непосредственно изображающих насилие, не так уж и много. Но фильм о нем и только о нем, даже нейтральные сцены - непрерывный кошмар, ожидание очередного всплеска боли, злобы, жестокости и несправедливости.

Сухая, голая схема "Эксперимента" довольно банальна. Таксист читает в газете объявление о диковинном научном эксперименте - добровольцев приглашают посидеть в тюрьме. Всего две недели, но за 4 тысячи марок. Тюрьма ненастоящая, оборудована в институте, надзиратели - из числа тех же добровольцев. Вхождение в чуждые для человека ролевые установки и интересует руководителей эксперимента. Причем, любые проявления насилия с обоих сторон запрещены, иначе эксперимент должен прекратиться и денежки останутся в институте. Но, впрочем, это оригинальная часть фабулы. Таксист, как выясняется, в прошлом магистр философии (или филологии, или истории, или всего этого вместе взятого) и журналист, со скандалом ушедший из престижного издания. И сейчас у него появился способ социально реабилитироваться, предложив бывшему редактору сенсационный репортаж из первых рук. Банальность в том, что он оказывается тюремным смутьяном, а его антагонистом из числа надзирателей - некий типичный неудачник, получивший пусть даже такую иллюзорную и недолгую возможность стать юберменшем. То есть, происходит столкновение носителя "высокого" духа с носителем "низкого", и сразу понятно, что, по крайней мере, эти двое пойдут до конца. Но это только схема, сосредотачиваться на которой нет ни малейшего желания. Она и во времена "Пролетая над гнездом кукушки" была банальна, а Форман снял шедевр. Вот и дебютант в кинематографе Хиршбигель нарастил на этот каркас нечто приближающееся к шедевру. (Вот только смущает, что носителями "высокого" духа все время оказываются всякие магистры и интеллигенты, а, соответственно, "низкого" - простые люди. Что не соответствует реальному положению дел, тем более в таких условиях.)

Особую вибрацию фильму придает то обстоятельство, что это все-таки игра. И помимо прямого, лобового сюжета есть еще дополнительный саспиенс в наблюдении "опамятования" персонажей, кто и когда из них придет в чувство, вспомнит о совести, о четырех тысячах, о своем месте в этом несовершеннейшем из миров. И тут, в отличие от сюжета, совершенно ничего нельзя предсказать и просчитать. Более того, это становится важнее и самой интриги, и ее экранного воплощения. Поелику воплощение, сами понимаете, не может быть богатым и разнообразным - стены, решетки, униформа. Даже лирическая линия, в виде воспоминаний Бляйбтроя о любовном романе, случившемся как раз накануне "посадки", не очень расцвечивает подобный минимализм. О чем, впрочем, жалеть некогда. Сосредотачиваешься на этой вибрации да еще на эскалации насилия, которая заражает сознание вопреки твоей доброте и гуманизма. То и дело ловишь себя на мысли: "Да сверни ему шею, нельзя же так прогибаться!.."

Единственное, о чем я жалел, глядя эту работу - о том, что немецкое кино... (см. три первых абзаца). Уже которое по счету поколение немецких актеров незнакомо из-за этой национальной особенности не только мне, но, думаю, и большей части человечества. А они заслуживают самого пристального внимания к себе поболее многих сегодняшних знаменитостей. Понятно что раскрученный Бляйбтрой поневоле приковывает к себе взгляд, но остальные невыделяемы из общей массы только лишь в силу монолитности этой массы, равного (и очень высокого) актерского уровня всего коллектива, где нет слабых звеньев или желания выпендриться, попасть на глаза зрителю или продюсеру. Все работают ради дела, ради фильма. И это очень по-немецки.

Игорь Галкин

 

 

 

КОММЕНТАРИИ ПОСЕТИТЕЛЕЙ
[an error occurred while processing this directive]


Мне фильм понравился. Чем дольше смотришь, тем больше хочется смотреть дальше


Прошибает до мозга костей, хочется плакать, когда видишь природу людей. Становится не просто грустно, а страшнно:(

Ваш комментарий



 
Все рецензии рубрики Deitero Silver  
 
 


Rambler's Top100 Яндекс цитирования